г. Барнаул, ул. Матросова, 12. Тел.: (3852) 77-77-64, 77-33-04.

Экспонаты

Музей «Мир времени» поистине уникален. В его архиве более 10 000 экспонатов самых разных исторических периодов. Здесь вы найдете информацию о хорошо известных навевающих ностальгию предметах из прошлого и с удивлением узнаете множество новых сведений и фактов.

Прежде чем попасть на витрину или запасник, каждый экспонат выписал замысловатую траекторию во времени и пространстве. В данном разделе представлено более 400 предметов. Узнать об экспонате подробнее, и даже подержать его в руках вы можете во время увлекательной экскурсии.

Полный список экспонатов.

Грамота 1950 года от Центрального совета ДОСФЛОТ - Добровольного общества содействия флоту. Через год три оборонных общества (ДОСАРМ, ДОСАВ, ДОСФЛОТ) объединились в ДОСААФ. Любопытная деталь: в верхней части грамоты изображен линкор "Марат", бывший "Петропавловск". Этот корабль вступил в строй в 1914 году. В 1917 году революционные матросы с "Петропавловска" перебили своих офицеров и штурмовали Зимний, а через четыре года стали зачинщиками Кронштадского антибольшевистского мятежа. В августе 41-го года линкор был потоплен у причала знаменитым немецким летчиком-пикировщиком Гансом-Ульрихом Руделем. Затем невезучий корабль подняли, но полностью восстанавливать не стали. Почему на грамоте изобразили линкор-инвалид - непонятно. К 1950 году, когда председатель ДОСФЛОТ контр-адмирал Голубев-Монаткин подписал этот документ, "Марат" был вновь переименован в "Петропавловск" и считался "учебным несамоходным судном". Три года спустя его порезали на металл.
Дореволюционные настольные календари.
Шариковые ручки 60-70-х годов - отечественные и заграничные. Эту небольшую коллекцию передал нашему музею известный фотожурналист Борис Петрович Брязгин.
Советский сифон, 60-е годы ХХ века. Все просто: наливаешь воду до красной полоски, вставляешь баллончик,вкручиваешь его до упора, и углекислый газ с клекотом устремляется в воду, насыщая ее пузырьками. Наливаешь в стакан немного сиропа или варенья, подставляешь к кранику, нажимаешь на сверкающий рычажок. Шипящая струя бьет в стакан, смешивается с сиропом и возникает чудо - домашняя газировка. Замечательная поэтесса Белла Ахмадулина так описывала этот алхимический процесс:

"Воспрянув из серебряных оков,
родится омут сладкий и соленый,
неведомым дыханьем населенный
и свежей толчеею пузырьков.
Все радуги, возникшие из них,
пронзают небо в сладости короткой,
и вот уже, разнеженный щекоткой,
семь вкусов спектра пробует язык".
Коробочка с граммофонными иглами фирмы "Hic masters vоice". В 20-30-е годы прошлого века иглы "с песиком" считались самыми качественными. Этому способствовал запоминающийся дизайн коробочек и умилительный слоган «Голос его хозяина». С песиком произошла вот какая история: изначально художник нарисовал картину маслом, но вместо граммофона изобразил фонограф Эдисона. Затем он безуспешно пытался продать полотно фирмам, выпускавшим и сбывавшим фонографы. От картины отказался и сам Эдисон. Наконец, художнику улыбнулась удача: картину и право на тиражирование купила фирма, выпускавшая граммофоны. При этом покупатель потребовал заменить фонограф на граммофон. До конца своих дней художник рисовал авторские копии этой картины.
Резиновая игрушка-пищалка, СССР, начало 30-х годов прошлого века. Краски яркие, резина эластичная, из натурального каучука. Время было суровое, и детские игрушки выпускались соответствующие. Малышей с ранних лет готовили к взрослой жизни: никаких белоснежек-гномиков-зайчиков, будущий защитник Родины получал резиновый танк или пограничника с собакой, будущая мать баюкала очень реалистичного младенца.
Пишущая машинка "Ундервуд", США, 1912 год. В 1890 году американский изобретатель Франц Вагнер получил патент на новую конструкцию пишущей машинки. Эта схема со временем стала классической: буквенные рычаги располагались горизонтально, и при печатании был виден шрифт. Патент купил фабрикант Джон Ундервуд. Дальше следует обычная история: машинки фирмы "Ундервуд" завоевали большую часть рынка и принесли владельцу огромные доходы, а изобретатель кончил жизнь в нищете.
«Книга о вкусной и здоровой пище». СССР, 1955 год. Первое издание вышло в 1939 году, под редакцией тогдашнего наркома пищепрома и общепита Анастаса Микояна. В том довоенном издании еще были профитроли, канапе, крекер, крокет, крутон, кетчуп, корнфлекс, тарталетки, сандвичи, консоме, льезон, пети-фур, мусак, глинтвейн, крюшон, пунш, соус сабайон и савойская капуста. В книге 1955 года всех этих классово-чуждых изысков уже нет, зато появились замечательные иллюстрации - особым образом отретушированные и раскрашенные фотографии. Эти картинки стали частью советской утопии. Продукты вроде бы настоящие, но абсолютно неправдоподобные: такого ассортимента не было даже в лучших московских магазинах. Кулинарная библия Советского Союза открывается сталинской цитатой: «Характерная особенность нашей революции состоит в том, что она дала народу не только свободу, но и материальные блага, но и возможность зажиточной и культурной жизни».
Бронзовая перьевая ручка с барельефным изображением французского пехотинца времен Первой мировой войны - в шинели с пристегнутыми полами, в каске Адриана и в противогазной маске. Над фигурой расположена памятная всем французам дата - 28 июня 1919 года. В этот день был подписан Версальский мирный договор, юридически закрепивший итоги войны.
Сохранность ручки великолепная. Сначала мы решили, что это "новодел", но хозяин предъявил потрепанный картонный футляр со свернутой в трубочку пергаментной бумажкой, - здесь ручка хранилась без малого сто лет. С этого предмета началось наше сотрудничество с Андреем Балашовым – потомком древнего дворянского рода. В результате музейная экспозиция пополнилась несколькими уникальными экспонатами.
Репродуктор «Рекорд-4», СССР, 1928 год. В народе черную тарелку называли «радио», - это было неправильно, но красиво. Настоящее радио, то есть ламповый вещательный приемник, могли позволить немногие, а это была первая по-настоящему массовая модель громкоговорителя проводного вещания. Позднее подобные устройства именовались абонентскими радиоточками. В таком нехитром устройстве электрический сигнал, поступающий по проводам, преобразуется в акустические колебания. В 20-30 годы такие «тарелки» продавались также в комплекте с дешевыми радиоприемниками, не имевшими громкоговорителей – это было что-то вроде нынешних акустических колонок.
Репродукторы «рекордовского» типа с незначительными изменениями выпускались с 1924 года сразу на нескольких заводах – в Москве, в Ленинграде, в Нижнем Новгороде и в Харькове. Они устанавливались на бакелитовых подставках или подвешивались на стене. Сначала репродукторы стоили 20 с лишним рублей, но при массовом производстве цена снизилась до 7 рублей. Первые «тарелки» давали плохое качество звука, особенно на высоких тонах. Виноваты были низкая технологическая дисциплина на заводах и дефицит сырья. На качество звучания влияло даже малейшее отступление от рецептуры бумажной массы для вот этих черных диффузоров. Зато бас диктора московского радио воспроизводился прекрасно. Выпуск «тарелок» был прекращен в 1938 году, но работали они очень долго.


Яндекс.Метрика