г. Барнаул, ул. Матросова, 12. Тел.: (3852) 77-77-64, 77-33-04.

День в истории

ПнВтСрЧтПтСбВс
      
     

6 июля

1658 год - патриарх Никон поссорился с царем Алексеем Михайловичем. В этот день Никон не получил приглашение на царский обед в честь грузинского царевича Теймураза. Патриаршего стряпчего, посланного во дворец, царский окольничий Хитрово намеренно или случайно ударил палкой. Патриарх потребовал наказать наглеца, но получил лишь обещание рассмотреть дело. В тот же день Никон заявил, что оставляет патриаршество и со словами «от немилосердия ево царева иду с Москвы вон» удалился в Воскресенский монастырь.

  

 

1784 год - умер Александр Ланской - юный любовник стареющей Екатерины II . Императрица заболела от горя и две недели находилась между жизнью и смертью. Она обожала своего Сашеньку, дарила ему огромные поместья, а за неделю до первых признаков скоротечной болезни пожелала с ним обвенчаться. Решив, что Ланского отравил ее прежний фоворит Потемкин, императрица отослала его в Херсон и полгода горевала о своем молодом друге. Потом она утешилась с гвардейским офицером Петром Ермоловым. Он стал флигель-адъютантом и поселился в комнате Ланского.

 


1819 год -  последний полет Мари Мадлен-Софи Бланшар - первой в мире женщины-воздухоплавателя.  Мадам Бланшар боялась ездить в каретах, но в воздухе была совершенно бесстрашной. После гибели мужа, аэронавта Жана-Пьера Бланшара, отважная женщина продолжила его дело и совершила более 60 полётов. При императоре Наполеоне ее называли «аэронавтом официальных мероприятий». В 1814 году, после отречения Наполеона,  мадам Бланшар совершила полёт в честь короля Людовика XVIII и стала «официальным аэронавтом Реставрации». От переохлаждения на большой высоте женщина не раз теряла сознание, а однажды едва не утонула, приземлившись на болоте. Мари Бланшар погибла во время показательного полёта в садах Тиволи. Фейерверк из бенгальских огней прожег оболочку шара, водород взорвался, корзина упала на крышу трехэтажного дома, и женщина выпала из нее на мостовую.


1913 год - в барнаульской газете «Жизнь Алтая» появилось первое упоминание о футболе: «Товарищество А. Лукин и М. Елизарова» сообщило о поступлении в продажу футбольных мячей. Два дня спустя та же газета писала: «Кружок любителей игры в футбол под названием «Надежда» организован у нас учащимися, приехавшими из центров России, где эта игра среди молодежи сильно развита. 6 и 7 июля игра проводилась на Демидовской площади против мужской гимназии. Всего участвовало 12 человек. Игра велась товарищеская, с целью тренировки. Появление в Барнауле этой спортивной игры для многих новинка, а для простонародья, пожалуй, и диковинка, судя по умозаключениям, которые делали останавливающиеся мужики и бабы». Таким образом, Демидовская площадь стала первым барнаульским «стадионом». Играть на утрамбованном шлаке и мелкой щебенке было небезопасно, - после каждого матча игроки расходились с окровавленными коленками и локтями. Футбольные матчи на «Демидовке» имели еще одну особенность: если мяч попадал в каменный столб, возведенный в честь 100-летия горного дела на Алтае, игра останавливалась и назначался штрафной удар.

В марте 1914 года городская управа официально закрепила за футболистами Демидовскую площадь, взяв на себя часть расходов по обустройству футбольной площадки. Первые барнаульские футболисты гоняли мяч еще в двух местах - на Дровяной и Соляной площадях. Нередко игра продолжалась на проезжей части улиц. Уездный исправник Г. Григорьев через газету журил футболистов: «Играющие на улицах загораживают проезд и пугают мячом лошадей».

 

1944 год - британский премьер Уинстон Черчилль приказал подготовить химический удар по Германии. Черчилль заявил: «Глупо осуждать с моральной стороны способ, который в ходе прошлой войны все ее участники применяли безо всяких протестов со стороны моралистов и церкви. Кроме того, во время прошлой войны бомбардировки незащищенных городов были запрещены, а сегодня это обычное дело. Это всего лишь вопрос моды, которая меняется так же, как меняется длина женского платья. Если бомбардировки Лондона станут тяжелыми и если ракеты причинят серьезный ущерб правительственным и промышленным центрам, мы должны быть готовы предпринять все, чтобы утопить Германию в отравляющих газах». Через три недели на стол Черчилля были положены два плана. Согласно первому 20 крупнейших городов должны были подвергнуться бомбардировке фосгеном. Второй план предусматривал обработку ипритом 60 немецких городов. Кроме того, научный советник Черчилля Ф. Линдеманн — немец, родившийся в семье эмигрантов из Германии, — настоятельно советовал обработать немецкие города как минимум 50 тысячами бомб, начиненных спорами сибирской язвы, — именно такое количество боеприпасов с биологическим оружием имелось в арсеналах Британии. Лишь большая удача спасла немцев от реализации этих планов.

Яндекс.Метрика